Город Дедовск - районного подчинения, расположен в 38 км от Москвы и в 16 км от Истры. Численность населения в 2001 г. составляла примерно 30 тысяч человек. На территории города находятся три остановки Рижского направления Московской железной дороги: платформа Малиновка, станция Дедовск и платформа Миитовская. Город вытянут вдоль железной дороги, а также вдоль Волоколамского шоссе.

b_150_0_16777215_00_images_stories_old_map_small_2.jpgНачинался город как поселок на сыром болотистом пустыре в окружении селений: сельца Дедова, деревни Обручаихи, деревни Аксеновки. Толчком к возникновению здесь поселка послужило открытие Виндавской железной дороги. В 1901 г. был сдан в эксплуатацию участок Москва - Ржев. К югу от деревни Аксеновки возникла станция Гучково (ее назвали так по фамилии владельца земли). Дальнейшую историю города определило строительство прядильно-ткацкой фабрики.

В 1911 г. было основано Анонимное акционерное общество со смешанным французско-русским капиталом в 12 млн.франков (около 4,5 млн.рублей). Первоначально им было намечено строительство фабрики в Воскресенске (старое название Истры). Но насельники Ново-Иерусалимского монастыря, не желая соседства с обителью большого производства, подали прошение о запрете строительства, которое было принято. Другой подходящий участок (около 90 га) Общество купило близ станции Гучково у московского купца Константина Ивановича Гучкова за 94 тысячи рублей (по другим данным - более 100 тысяч). Сам Гучков стал владельцем земель, прилегающий к сельцу Дедово, незадолго до этого купив их у рождественского помещика Толстого. Дополнительно небольшой участок в 90 га Общество приобрело у помещика Славина.

В том же 1911 году строительная контора Верке получила подряд на возведение фабричных корпусов. Строительство фабрики побудило к созданию рядом двух кирпичных заводов. С.А.Новиков открыл завод близ д.Талицы (бущующий Гучковский керамический завод), откуда к фабрике проложили узкоколейку. Кирпич поставлялся и небольшим заводом Каткова, расположенным на месту будущей дачной окраины города - Малиновки и действовавшим лишь в период строительства фабрики. Агенты, рассылаемые предприятием, доставляли вагонами рязанских (преимущественно), владимирских и тульских женщин-работниц, часть которых вскоре отсылалась обратно, а некоторый процент закреплялся в виде ''постоянного кадра''.

Дирекция и старшие инженеры Гучковской фабрики. В центре зав. фабрикой Лямпрехт. Фото из фондов музея НОВЫЙ ИЕРУСАЛИМВ 1913 году фабрика была построена - прядильная часть (трехэтажная) и ткацкая часть (одноэтажка со стеклянной крышей). 26 ноября 1913 г. Дедовская мануфактура дала первую продукцию. Уже до революции здесь выпускались ткани: миткаль, батист, кисея, вуаль, креп и др. Из всех фабрик Московской губернии Дедовская мануфактура считалась самой совеременной по техническому оснащению. Здесь уже тогда стояли автоматические ткацкие станки с электроприводом. Прядильное оборудование поставили английские заводы, ткацкое - швейцарский завод, силовое - немецкие фирмы АЕГ и ''Фиднер и Гамнер''. Проектную мощность предполагалось довести до 80 тысяч веретен и 1500 ткацких станков.

Секретарь первой местной партийной ячейки М.В.Кулаков вспоминал о встрече с мануфактурой: ''Дедовская фабрика показалась мне очень красивой. Остроконечная башня и шпиль с флюгером, уходящим в небо. Здание с огромными окнами, кажущееся от этого сплошь стеклянным. Все это было похоже на чудесный замок среди лесов''.

Вокруг фабрики стал расти рабочий поселок. В нынешнем Дедовске сохранились кирпичные строения и часть деревянных - ровесников поселка. Теперь они в масштабах города не кажутся такими величественными, как раньше. Первые жилые корпуса появились одновременно с двумя фабричными корпусами. 10 деревянных одноэтажных домов высшего административно-технического персонала образовали ''главную улицу''. С запада до фабрики, в конце ''главной улицы'', сохранился дом Чеслава Яковлевича Бейна, поляка, директора-распорядителя Дедовской мануфактуры. Это двухэтажный особняк из нескольких комнат, с просторным залом, столовой, верандой, ванной и библиотекой. В наше время в нем располагался профилакторий, позже разрушенный.

kazarma_small.jpgС восточной стороны от фабрики воздвигли в 1913 г. две огромные четырехэтажные кирпичные казармы для семейных рабочих, насчитывавшие 536 комнат (по 67 комнат площадью 14 кв.м на каждом этаже одной казармы). Позже часто подчеркивалось, что некоторые семьи до революции делили комнату пополам. В справочнике 1924 г. было написано, что ''два четырехэтажных казарменных корпуса, рассчитанные на 2000 человек, вмещают в настоящий момент 2284 человека (1402 рабочих и 882 члена их семей)''. Таким образом, в 1924 г. на одного живущего в казармах приходилось по 3,3 кв.м площади.

Казармы соединялись между собой общими кухнями. Несемейные рабочие поселялись в больших общежитиях (так называемой новой казарме), по 60-70 человек в каждом помещении. Часть рабочих жила в соседних деревнях. До революции за порядком на фабрике следили надзиратель и четверо полицейских.

Несмотря на неудобства, рабочие охотно нанимались на ''Дедовку'', поскольку жилищные условия в поселке были даже лучше, чем, например, в казармах ''Товарищества мануфактур Викулы Морозова'' в Орехово-Зуево. А ведь современники оценивали уровень жизни в Орехове высоко: ''Лучше других обставлена жизнь рабочих на фабриках Саввы Морозова и Викулы Морозова. Рабочие этих фабрик пользуются здоровыми удобными квартирами, помещения устроены образцово, удовлетворяют вполне гигиеническим условиям необходимым также и самые фабрики, где рабочий проводит полжизни''. Правда, писал это жандармский полковник; санитарный врач дал бы, наверное, другую оценку.

По праздникам в казармы приходил священник с.Садки отец Иаков Березкин. Там была оборудована большая комната под молельню. В ней проходили церковные службы, крестили младенцев.

Рядом с казармами поставили 5 деревянных домов для служащих. Годом позже построили амбулаторию и больницу на 8 мест, баню, в 1916 г. - фабричную лавку (до этого торговали в здании школы).

1918_small_2.jpgВ годы Гражданской войны фабрика не работала из-за отсутствия сырья и топлива. Что касается снабжения продуктами, то и оно резко ухудшилось. Рижское направление железной дороги не было стратегическим, и почти все паровозы передали на более важные участки фронта. Доходило до того, что прибывшие в Нахабино вагоны с хлебом до станции Гучково приходилось толкать руками. Фабрика возобновила производство летом 1921 г. В 1923 г. фабрике было присвоено имя убитого в Лозанне русским эмигрантом советского дипломата Воровского, но для большинства жителей поселка она осталась просто Дедовкой.






kalinin_small.jpgИ после революции жилищная проблема оставалась для рабочих острой. В 1924 г. сборник ''Воскресенский уезд Московской губернии'' отмечал, что ''ни на одной фабрике [уезда] и ни при одной мастерской не имеется вполне удовлетворительных в санитарном отношении жилищ; можно говорить лишь о степени нарушения норм НКТ (Народного Коммиссариата Труда) и элементарных требований санитарии. Самым главным недостатком является перегруженность против нормы и скученность. На Дедовской и Октябрьской фабриках есть и другие недостатки - неисправность отопления, сырость стен, бездействие вентиляции, загроможденность коридоров и т.д.''. Но как раз в этом году в поселке было организовано рабочее жилищно-строительное кооперативное товарищество (РЖСКТ). До 1928 г. оно выстроило один каменный четырехэтажный дом и 23 одноэтажных дома.





textil_small.jpgВ начале 1920-х годов в поселке была создана рабочая библиотека, куда поступили книги, конфискованные у Бейна и помещика Толстого. Еще в 1913 г. была основана школа-семилетка, в 1924 г. она насчитывала 472 ученика. В 1922 г. появилось фабрично-заводское училище (67 учеников в 1925 г.). Открылось пять школ по ликвидации неграмотности, комсомольцы обучали рабочих на дому. По данным Всесоюзной переписи населения 1926 г., из 4233 дедовцев были грамотны 2755 человек, а к 1929 г в послелке осталось уже 264 неграмотных и 299 малограмотных.

В 1920 г. при фабрике открылся детский сад ''Теремок'', в котором через 4 года находилось 122 воспитанника. В 1938 г. сдано в эксплуатацию первое здание ясель.

Работу дедовского клуба характеризует газетная заметка 1933 г.: ''Пьеса ''Винтовка'' в вашем клубе. Пьеса хорошо написана автором и на интересную тему. Воспитание беспризорных имеет большое значение и еще большее в рядах Красной армии. Во время перерывов некоторые из зрителей обменивались мнениями, сравнивали пьесу с говорящим кино ''Путевка в жизнь''. И не напрасно. Одна и та же тема - воспитание беспризорных и даже некоторые сюжетные моменты схожи. Теперь поговорим о ее оформлении на сцене. Недостатки: первое это то, что сцена мала. Такие пьесы требуют быстрой перестановки, обеспечивающей короткий перерыв между картин, а у нас перерывы эти равны антрактам. Второе - нет дисциплины на сцене. Выглядывание их-за кулис во время хода пьесы. И даже имело место такое явление: во время тревоги (сцена) вылезает из-за кулис человек и у зрителей на виду вертит машинку, изображающую звук гудка. Тут уже отсутствие сценария. Такие явления очень портят впечатление зрителя, отвлекая и раздражая его или приводя его в недоумение.

К достижениям можно отнести и то, что на 90 процентов своего состава зрелищный кружок имеет молодняка и, несмотря на это, начинает давать для дедовских рабочих серьезные художественные постановки. Пожелаем лучшего нашего зрелищному кружку.''

Во второй половине 1930-х годов весь рабочий поселок радиофицировали. Увы, положительные сдвиги в образовании и культуре сопровождались нетерпимостью и борьбой с ''пережитками прошлого''. В 1929 г. в местной газете сетовали, что ''ликвидация неграмотности на Дедовке поручена сыну садковского дьячка Розанову, сына попа с.Дарны Алешину и другим темным личностям''. В начале того же года комсомольцы Дедовской фабрики ''с большим жаром провели антирождественскую кампанию. Рабочие массами сдавали иконы и религиозную утварь. Всего было сдано около 600 икон. Во время комсомольского карнавала иконы были сожжены при большом стечении рабочих и крестьян''.

По сведеньям 1926 г., к фабричному поселку городского типа Дедовская мануфактура (Гучково) примыкала в качестве отдельного населенного пункта станция Гучкого Талицкого сельсовета, на станции было 5 хозяйств и проживали 16 мужчин, 16 женщин. Ткацкая фабрика относилась к поселку при станции. Оба поселка входили в Павловскую волость Воскресенского уезда.

В 1928 г. поселок при фабрике был официально отнесен к категории рабочих поселков. В 1931 г. его территория была значительно расширена за счет присоединения д. Аксеновка, Дедово и Обручевка.

В 1924 г. Дедовская бумагопрядильная и ткацкая фабрика насчитывала 2085 рабочих и 185 служащих.

1920_small.jpgВ 1927/28 операционный год ''Дедовка'' выпустила продукции на 9214,3 тыс.червонных руб. В 1928 г. здесь трудились рабочих - 3502, младшего обслуживающего персонала - 42, служащих - 130. В начале 1930-х годов Дедовская фабрика производила 7/% всей промышленной продукции Истринского района. В 1938 г. 3055 рабочих выпустили продукции на 12716 тыс.рублей.

Заметим, что еще в конце 1930-х гг. ''Дедовка'' работала с огромным напряжением всех своих сил и едва справлялась с заданиями, спускаемыми ''сверху''. Так, в 1937 г. она выполнила план по прядению на 75,8%, а по ткачеству - на 78%. В этот период отделочные фабрики относили всю продукцию ''Дедовки'' ко второму сорту, но впоследствии ее работа наладилась.

В путеводителе 1935 г. сообщалось, что ''станция Гучково - десятая остановка от Москвы, билет 4-й-зоны (90 коп.), 1 час 21 минута езды от Ржевского вокзала. У самой станции Дедовский рабочий поселок. В нем клуб с большой библиотекой, имеющий новинки советской и переводной литературы, спортивные площадки, театр и кинотеатр; почта и телеграф. Рядом с клубом школа. Торгуют магазины Мосторга, Мособлпищеторга и ОРС фабрики. Медицинская помощь - в больнице и поликлинике. В поселке две аптеки''.

Многие годы директором фабрики работал М. И. Фомин, по тому времени образованный, способный руководитель. В 1930-е гг. он был репрессирован, и судьба его неизвестна.

С 1926 г. возобновил работу Гучковский керамический завод (бывший кирпичный завод в Талице). Работала хлопковая база, имевшая запас хлопка для фабрик Москвы и Московской области. В 1938 начал свою деятельность хлебозавод.

К концу 1937 г. пос.Дедовск выглядел как конгломерат отдельных населенных пунктов: поселок рабочих кирпичного завода, станция Гучково, Аксеновка, бывшая Новикова дача, пос. РЖСКТ (рабочего жилищно-строительного кооперативного товарищества), пос.Виленино (вероятно, от ''В.И.Ленин''), пос.Красный Уголок, пос.Кавказ, пос.Пролетарский, Обручаевка, бывшая старая казарма, бывшая новая казарма, хутор Рождествено, пос.Дедово, хутор Дедово, стандартные дома, Главная улица. При этом, как видим, улица официально значилась только одна.

В 1939 г. на 32 улицах поселков стояло 502 жилых дома. 7 октября 1940 г. Указом Президиума Верховного Совета РСФСР они были преобразованы в г.Дедовск с территорией около 650 га. Но в народе долгие годы город звали Гучково - по станции, переименованной в станцию Дедовск лишь в 1965 г.

Во время Великой Отечественной войны, в конце ноября 1941 г. над Дедовском нависла угроза захвата противником. Подступы к городу обороняла 9-я гвардейская дивизия Афанасия Павлантьевича Белобородова. К 1 декабря конфигурация обороны дивизии представляла собой прямой угол, одна сторона которого - от д.Нефедьево до д.Селиванихи - была обращена на север, а другая - от Селиванихи через д.Ленино к с.Рождествено - на запад. В глубине этого угла, почти на равном расстоянии от его сторон, и находился город.

Была ли уверенность, что Дедовск мы отстоим? Вывозились ли станки ткацкой фабрики? На этот вопрос отвечал позже сам Белобородов в своей книге ''Всегда в бою''. Штаб дивизии расположился в д.Желябино, а наблюдательный пункт было решено устроить поближе к передовой, в Дедовске. 1 декабря Белобородов с комиссаром дивизии Бронниковым выехали в город:

''Надо было заодно взглянуть и на текстильную фабрику. Ведь имелся строгий приказ - не оставлять врагу никакого промышленного оборудования, даже заводских зданий. Людей на улицах, несмотря на мороз, много. Жители покидали город. С мешками за спиной, с узлами и чемоданами, они вереницей тянулись к станции, к московскому поезду. Вышел я из машины, догнал старика, который тянул саночки с поклажей, с аккуратно притороченным к ней медным чайником.

- Отец, как проехать к ткацкой фабрике?

Он махнул рукавицей.

- Прямо. По левую руку увидишь кирпичные корпуса. Она и есть. Говорят, взрывчатку в нее заложили?

- Кто говорит?

- Люди! Э-эх! Строили-строили, и на тебе:

- Что ж, фашисту ее оставлять? : Не то я сказал, а нужное слово найти никак не могу.

- Зачем фашисту? - веско проговорил он. - Ты нам ее сбереги. Стань здесь крепко и не отдай. Доколе ж будем пятиться? До Москвы? Так вот она - сорока верст нету.

Остаток пути мы молчали. Я думал о дивизии, о ее стойкости. Да, этот рубеж должен быть последним, с него мы не уйдем.

На ткацкой фабрике нас встретил командир саперного батальона военный инженер 2 ранга Николай Григорьевич Волков. Он доложил, что подготовительные работы закончены, взрывчатка заложена. С Волковым был товарищ в штатском, если память не изменяет, директор фабрики. В цехах, по которым мы шли, ни души. Пусто, тихо. Все оборудование уже вывезено. Директор рассказывает нам о фабрике, а у самого слезы на глазах:

- Может, погодите взрывать?

Отошли мы с Бронниковым в сторонку, посоветовались. Пришли к выводу: взрывать фабрику лишь в крайнем случае. Ведь преждевременный взрыв может отрицательно сказаться на моральном состоянии бойцов дивизии. Они уже знали: если в тылу подорвали какие-то объекты, значит, командование не исключает возможности нового отступления. А отступать нам теперь некуда. Комбат Волков получил приказ оборудовать наблюдательный пункт на территории фабрики или рядом - в подходящем помещении. А директору я сказал:

- Фабрику подорвем, если фашисты атакуют мой НП.

С тем и расстались.''

Затем обстановка накалилась еще больше. В полдень 2 декабря с наблюдательно пункта в Дедовске стало видно, что по полю между Рождественом и Дедовском группами отступают бойцы 2-го батальона 131-го полка. Стало ясно: батальон оставляет Рождествено. 3-й батальон этого же полка отошел от Снеригей к д.Ленино. Над городом нависла непосредственная угроза. В тот же день немцы атаковали Дедовск со стороны Рождествена, но 40-я стрелковая бригада, занявшая оборону по западной окраине города, отбросила их обратно.

3 декабря немецкие танци и мотопехота пересекли железную дорогу у станции Гучково и двинулись на Волоколамское шоссе, но в 300 метрах от него были остановлены сильным огнем с территории Кирпичного завода. Здесь оборонялась отборная группа истребителей танков из 2-го батальона 131-полка под командованием старшего лейтенанта И.И.Степина:

''Прорвавшись через железную дорогу, 5 танков и несколько машин с мотопехотой сделали остановку у домиков, что в сотне метров от завода. Видимо, кого-то ждали.

- Не стрелять! - приказал Степин.

Но вот подъехали еще три легковые машины. В них офицеры. Солдаты слезли с грузовиков и, сгрудившись, курили, топали ногами: мороз допекал.

- Огонь! - скомандовал Степин.

Гитлеровцы бросились врассыпную. Два танка были сразу подбиты, третий танк поджег бутылками с горючей смесью сержант Н.А.Молочков. Остальные машины поспешно скрылись за железной дорогой''.

Следом были уже менее целеустремленные атаки на Дедовск, они легко отбивались. Чувствовалось, что противник выдыхается С 5 декабря наступило недолгое затишье и - контрнаступление советских войск.

О его начале нынешний председатель Союза ветеранов Дедовска Владимир Михайлович Дудыкин, бывший тогда подростком-ополченцем, приставленным к бойцу-бронебойщику, вспомнинал, как сидели они в окопах второго эшелона, ''вконец околевшие'' от мороза, и вдруг услышали со стороны станции мерные шаги сотен ног. По центральной улице Дедовска, как на параде, шли моряки, привезенные с Дальнего Востока, человек восемьсот. Они были в бушлатах, ботинках, бескозырках и тоже ''промерзли насквозь''.

mor_small.jpgМоряки прошли через город за небольшой лес на поле, где стояли наши передовые войска. Началась оглушительная стрельба, а через час все стихло: Воины решили, что морякам пришел конец и что немцы начнут атаковать; они приготовились умирать. Ждали час, два, но стояла тишина, и Дудыкина как младшего послали посмотреть, что происходит. Владимир прополз через лесок и не поверил своим глазам: все поле было черно-серым. Наши моряки и немцы лежали вперемешку:''

После изгнания противника из Истринского района выяснилось, что без крова в районе осталось 30 тысяч человек. Город Истра был разрушен. Люди, не имевшие жилья, направлялись в Дедовск, ставший временным центром района. Сюда же были эвакуированы истринские артели ''Рабочий'' и ''Возрождение''.

Восстановление ткацкой фабрики началось в первые месяцы 1942 г. В 1943 г. было принято решение организовать на ней кордное производство. К 1 мая того же года Дедовск дал фронту первые метры кордной ткани.

monument_small_1.jpgНесколько сотен жителей города отдали свои жизни в борьбе с захватчиками. Среди павших героев - М.А.Гурьянов, работавший в 1934-1938 гг. председателем исполкома Дедовского поселкового совета. Во время войны он руководил партизанским отрядом, действовавшим в Подмосковье. После одной из боевых операций Гурьянова взяли в плен. На допросе ничего не сказал, лишь на вопрос ''Сколько у вас партизан?'' ответил: ''Все советские люди- партизаны!'' 27 ноября 1941 г. его казнили. Гурьянову было посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.

За боевые заслуги более 100 жителей города награждены орденами, свыше 300 - медалями. Бывшему комиссару 9-й гвардейской дивизии М.В.Бронникову присвоено звание ''Почетный гражданин г.Дедовска''.

С конца сороковых годов 25 лет на Дедовке проработал в должности директора Николай Сергеевич Курочкин, который очень заботился о своих рабочих: интенсивно строились дома, объекты соцкультбыта, город хорошел. В 1999 г. районный совет депутатов принял решение переименовать 3-ю Главную улицу Дедовска в улицу имени Николая Сергеевича Курочкина.

sokol_small.jpgВ послевоенные годы большое хозяйственное значение приобрел Гучковский керамический завод (бывший завод в Талице). В 1950 г. он освоил производство облицовочной керамики, которой отделаны некоторые высотные здания Москвы и станции метро. В 1960 г. стала выпускать продукцию обувная фабрика, созданная на базе истринской артели ''Рабочий''. Таким образом, в Дедовске сложились 4 направления производства, действующие по сей день: ткацкое, керамическое, обувное и хлебопекарное.

С 1950 по 1953 г. были введены в строй 14 многоэтажных и 228 одноэтажных домов. В 1956 г. был открыт дедовский Дом культуры. В начале 1970-х годов его коллектив явился инициатором новых, ''советских, безрелигиозных обрядов'' - чествования ветеранов, посвящения выпускников ФЗУ в рабочие, ''Дня новорожденного'', торжественного вручения паспорта и, конечно, комсомольской свадьбы. По этому поводу даже была выпущена специальная брошюра. Правда, не все выдержало проверку временем.

dk_small.jpgСозданный при Доме культуры детский хореографический коллектив ''Прялочка'' не раз выступал по Центральному телевидению. В 1957 г. Дедовск насчитывал 56 улиц и 5 поселков: Малиновка, Гидропроекта, Речстроя, Гучковского керамического завода, научных работников. Названия улиц были связаны с революцией (Октябрьская, Пионерская:), Великой Отечественной войной (Победа, Рокоссовского:), спецификой города (Текстильщиков), местностью (Школьная, Садовая:), а две носили довольно редкие имена (Кавказ, Непрерыка).





ochered_small.jpgВ 1970 году город насчитывал 77 улиц, 2 проезда, 1 переулок; из них 5 поселков сохранились первые четыре. В 1966 г. был утвержден генеральный план развития Дедовска, скорректированный в 1974 г. Долгое время самыми высокими домами в городе оставались пятиэтажные, первый девятиэтажный дом был построен в 1971 г. в поселке керамического завода. В 1970-е гг. были построены Дом связи, новая аптека, детское кафе ''Лакомка'', много жилых домов. Также предполагалось в южной части города, около д.Черной простроить на речке плотину и создать водохранилище для зоны отдыха. Проект создали сотрудники института ''Гидропроект'' (ныне ''Мособлгидропроект''), возникшего в Дедовске после войны. Этот институт разрабатывает водохранилища и различные водные сооружения для области. Водохранилище в Дедовске, однако, создано не было.

С конца 1980-х гг. руководителем Дедовской городской администрации работал Валентин Иванович Кудинов - человек отзывчивый на нужды жителей. Как писала о нем местная газета (''Истринские вести''. 1998. №151-152) ''бывает, придет к нему со своей нуждой инвалид, он его встретит и проводит по коридору администрации, и если человеку трудно идти, Валентин Иванович, несмотря на то, что у него много дел, отвезет его домой на машине''.

Валентин Иванович родился в 1939 г. в Днепропетрвской области в рабочей семье. Его трудовая биография началась в 17 лет, после армии он работал на Северном горно-обогатительном комбинате в г. Кривой Рог. С 1975 г. Валентин Иванович жил и работал в Дедовске и прошел здесь путь от слесаря до руководителя администрации. С 1975 по 1988 гг. он трудился на предприятиях ''Районное объединение ''Сельхозтехника'' и ''Истраагропромснаб''. В 1988 г. Кудинов был избран председателяем исполкома Дедовского городского Совета и на посту руководителя проработал 11 лет.

fok_small.jpgВалентин Иванович очень любил свой город и много сделал для его развития: по его инициативе было построено здание Дедовской городской больницы, реконструирован родильный дом. Большое внимание В.И.Кудинов уделял благоустройству города, детским дошкольным и школьным учреждениям, развитию культуры и спорта. Он был отличным организатором, человеком слова и дела. В августе 1999 года Кудинову исполнилось бы 60 лет, но 21 июня того года он был зверски убит. Добрая память о Валентине Ивановиче останется в сердцах горожан. На пост мэра города главой Истринского района Анной Николаевной Щерба был назначен Александр Максимович Рогачев, полковник милиции, работавший до этого в должности начальника Истринского райотдела УВД. В 2009-м году его кандидатура победила на выборах на пост главы городского поселения Дедовск.

hram_small.jpgВ мае 2000 г. в городе был заложен православный храм святого Георгия Победоносца. Такое посвящение храма, конечно, глубоко символично и напоминает о славном рубеже обороны. Нижний предел храма посвящен благоверному царевичу Алексию - сыну императора Николая II, мученически погибшему вместе с отцом в 1918 г. В этом же году город торжественно отметил свое 60-летие. Возведена новая поликлиника на 500 мест, стадион. Острой проблемой коммунальных служб города, стоящего на болотах, остается снабжение водой. Поэтому в конце 1990-х гг. велось строительство нового водозаборного узла.





poliklinika1_small.jpgТерритория Дедовска в пределах городской черты - 852 га, из них площадь зеленых насаждений общего пользования в настоящее время 50 га. Численность населения города на 1 января 1999 г. составила 33,5 тысячи человек. 25% населения - люди пенсионного возраста, 32% - в возрасте до 18 лет. В городе 229 домов (508 тыс.кв.м), составляющих муниципальный жилищный фонд, 1368 домов (134 тыс.кв.м) - индивидуальный жилой фонд. На территории Дедовска находятся крупные предприятия: АО ''Сокол'', выпускающее керамическую плитку; АО ''Дедовский хлеб'', занимающееся выпечкой хлеба и хлебобулочных изделий; ЗАО ''Дедовское ПОТТ'' (директор Василий Петрович Каправчук), выпускающее техническую ткань; АО фирма ''ДЕФО'' (директор Александр Георгиевич Куксин), наладившая выпуск домашней обуви.

Селения, вошедшие в состав г.Дедовска

Город принял в 1931 г. в свою территорию 3 селения: Дедково (Дедово), Аксеновка и Обручевка.

Дедково (Дедово)

Это сельцо, давшее имя современному городу, находилось в полутора километрах к югу от современной платформы Миитовской. Оно располагалась на левом берегу речки, которая сейчас на картах именуется Поповкой, но прежде именовалась Бешенкой, а на карте 1853 г. - Вешнеки, при впадении в нее другой, очень короткой речки.

dedovo_small.jpgВпервые деревня указана в писцовых книгах начала XVII в. В 1623 г. д. Дедово на речке Талице была ''за жилцом за Дмитрием Ивановым сыном Федорова в подмосковном поместье по Государеве грамоте за приписью дьяка Андрея Вареева 130 (1622) году: а в ней двор помещиков, живут деловые люди, да в той же деревне крестьян: во дворе Авдюшко Степанов, во дворе бобыль Самсонко Симанов; да двор делового человека, да к ней же припущены в пашню починок Репин, починок Понарин: пахоты середние земли 39 четвертей, лесом поросли 53 четверти с осминою: сена по речке по Талице 50 копен, оесу пашенного 4 десятины: А старожилцы про те починки сказали, что те починки бывали выселены тое ж деревни Дедово:'' Деревня относилась к Горетову стану Московского уезда.

В 1646 г. с-цо Дедово было в вотчине у дьяка Василия Ключарева, в 1678 г. - в поместье у стольника Федора и Ивана Емельяновичей Бутурлиных (двор помещиков, в нем 3 деловых человека; 6 крестьянских и бобыльский дворов, в них 19 человек). В 1704-1748 гг. с-цо Дедово было в поместье у стольника Федора Емельяновича Бутурлина. В 1723-1748 гг. сельцо было за ним же. В 1750 г. сын Бутурлина Петр продал сельцо помещикам Зиновьевым. В 1762 г. Дедово, Дедково тож, принадлежало жене статского советника Ивана Васильевича Зиновьева - Вере Ивановне, а в 1773 г. (16 дворов, 99 крестьян) - самому Ивану Васильевичу. За ним же Дедово было и в 1784 г.

В 1880 г. с-цо Дедово (13 дворов, 132 человека) входило в Рузский уезд и принадлежало тайному советнику графу Алексею Семеновичу Мусину-Пушкину. В 1815 г. действительный камергер князь Николай Сергеевич Гагарин приобрел по купчей у графа А.С.Мусина-Пушкина с-цы Детково и Обручаиха. В 1816 г. Детково насчитывало 7 дворовых людей и 109 крестьян.

gagarinns_small.jpgКнязь Н. С. Гагарин продал в 1819 г. Дедково и Обручаиху действительной статской советницу Анне Ивановне Ровинской, которая владела ими вплоть до 1850-х - начала 1860-х гг. В 1834 г. Дедково насчитывало 8 дворовых и 55 крестьян. В 1859 г. здесь было 6 дворов, в которых жили 34 мужчины и 27 женщин. Карта 1853 г. отмечает на полпути между ж.Обручаихой и Черной одинокий господский дом. В 1864 г. с-цо Детково входило в Никольскую волость Звенигородского уезда и насчитывало 9 дворов, 26 ревизских душ. В это время им владели Елизавета Антоновна Арцыбаева, жена полковника, которой принадлежала 341 десятина, а также княгиня Софья Александровна Козловская, вдова коллежского секретаря (95 десятин). Крестьянский надел составлял 95 десятин. Крестьяне образовывали Детковское сельское общество. В 1866-1871 гг. имением при Дедкове владел титулярный советник Николай Петрович Бестужев.

В конце 1870-ч - начале 1880-х гг. Дедково снова именовалось Дедовом, и, таким образом, в уезде было два селения с одинаковым названием, причем в 5 верстах друг от друга. Что касается ''нашего'' Дедова, то в это время оно входило в Павловскую волость Звенигородского уезда и принадлежало супругу владелицы соседнего с.Рождествена, Александры Александровны Толстой - флигель-адьютанту Иллариону Николаевичу Толстому. Фактически это было одно имение, несмотря на лес между ними; участок при Дедове насчитывал 200 десятин. Хозяйство отличалось доходностью, сельхозинвентарь - разнообразием (но соха уже не применялась); скот был невзрачен на вид, но давал хорошие по тем временам удои: 92,2 ведра (1134 л) в год на одну корову, включая недойных (одна из коров давала даже более 2580 л). Всего же в хозяйстве имелось 33 лошади, 118 коров, 40 овец и др. (Чума 1876-1877 гг. уничтожила почти весь рогатый скот, и речь здесь идет о состоянии хозяйства в начале 1880-х гг.). Из молока в Москве производилось 10 сортов сыра (преобладал Лимбургский сорт).

Полеводство испытывало определенные трудности из-за овражистой местности и тяжелой глинистой почвы, тем не менее и здесь были видны успехи. Содержание наемных рабочих обходилось в 38-45 коп. в день (обычная плата для того времени в Подмосковье). Сеяли рожь - 38 десятин, овес - 58, горох - 4, ячмень - 4,5, лен - 3, картофель - только полторы десятины, кормовые травы - 78 и кормовые растения - 0,7 десятины.

В 1899 г. крестьянское население Дедкова (18 мужчин и 28 женщин) проживало в 9 избах и составляло 7 надельных, 3 безнадельных семьи. Земля (95 десятин, в том числе пашни - 36, леса - 26,5) делилась на 15 долей. Жители имели 5 лошадей и 2 головы крупного рогатого скота. 4 семьи не имели коров, 3 - ни коров, ни лошадей. Работали резчики (главный промысел) и столяры.

В 1913 г. с-цо Дедково насчитывало 11 дворов крестьян. При пустоши Екатериновке (посередине между Павловской Слободой и платформой Гучково) было имение К.И.Гучкова.

В 1915 г. в Дедове находилась чайная и булочная крестьянина Тимофея Павловича Душенкова (в обложении сбором с 1914 г., оценивалась в 1400 руб).

В 1924 г. жители Дедова (89 мужчин и 90 женщин) населяли 34 хозяйства, имели 133,5 десятины земли (в том числе пашни - 65, покоса - 27,5, лесного выгона - 35), 22 лошади и 44 коровы. 35 жителей деревни работали на Дедовской фабрике. Кроме того, в 12 хозяйствах трудились столяры, в 2 - сапожники, в 1 - портные. 3 лавки торговали мясом, 5 - бакалеей и табаком, 9 - галантереей и лоскутом, обувью, чаем и всякой мелочью - по 1. Частью этих лавок, конечно, относилась к поселку при фабрике.

В 1926 г. Дедово входила в Талицкий сельсовет Павловской волости Воскресенского уезда, в деревне числилось 162 крестьянских и 15 ''прочих'' хозяйств, 190 мужчин и 275 женщин. Дедово некоторое время еще существовало параллельно с фабричным поселком, а в 1931 г. вошло в его состав.

Аксеновка

1623_small.jpgВ результате расширения рабочего поселка Дедовского исчезла, растворившись в поселке, небольшая деревня Аксеновка на Волоколамском шоссе. Аксеновка располагалась между д.Талицы и Обручевка, несколько ближе к первой.

Вероятно, первое упоминанеи об Аксеновке относится к 1623 г: ''За Посником Монастыревым в поместье пустошь Оксенова на суходоле, а в ней пашни перелогом середние земли 12 четвертей, лесом проросли 52 четверти: сена меж поль 10 копен''. Пустошь входила в Горетов стан Московского уезда.

Долгое время Оксеново так и оставалось пустошью. Лишь к 1710 г. тут возникло поселение, которое стало принадлежать вотчинникам с.Садки и д.Ленино. В 1710 г. это было с-цо Аксеново (владелец - стольник Авраам Федорович Лопухин), в нем находился двор вотчинника и крестьянские дворы (22 жителя). В 1720-е гг. в связи с гонением на Лопухиных с-цом Оксеновым владел действительный тайный советник граф Петр Андреевич Толстой.

Затем вотчина была возвращена Лопухиным: в 1784 г. с-цо Аксеново принадлежало действительному статскому советнику Федору Авраамовичу Лопухину, в 1762 г. - ему же. После его смерти (1757) сельцом владела его вдова Вера Борисовна Лопухина. В 1773 г. за ней в с-це Аксенове ''на суходоле'' числилось 7 дворов, 39 крестьян. В сельце был деревянный господский дом с плодовым садом и пруд без рыбы. Площадь имения составляла 126,5 десятины, в том числе пашни - 42. Крестьяне состояли ''на изделье'' (барщине), пахали на помещицу 8 десятин. Согласно карте 1800 г., Аксеново находилось в 1 версте восточнее д.Талицы, причем надо иметь в виду, что Талица располагалась тогда там, где сейчас восточный конец одноименной деревни.

Впоследствии по каким-то причинам население Аксенова стало сокращаться. Может быть, помещиков не устраивало селение, расположенное изолированно от их основной вотчины, отделенное от нее земельными угодьями казенной д.Талицы. В 1800 г. сельцо (3 двора, 17 человек) - в Рузском уезде и во владении дочери Ф.А. и В.Б. Лопухиных Анны Федоровны, вышедшей замуж за дальнего родственника, статского советника Адриана Адриановича Лопухина. В 1834 г. с-цо Аксеново значилось за его внучкой, дочерью покойного бригадира Федора Адриановича Лопухина девицей Екатериной Федоровной Лопухиной. Имение ей досталось в декабре 1831 г. по разделу с братьями ее гвардии штабс-капитаном Петром и поручиком Адрианом Федоровичами Лопухиными. Однако постоянного населения здесь уже не было: последних 4 крестьян помещик перевел в д.Ленино еще в 1819 г. В 1864 г. Аксеново было пустошью, которой владела помещица с.Садки А.П.Тюрина. Но в 1890 г. тут была новая деревня под тем же именем, она насчитывала 31 крестьянина; при деревне было имение некоего г.Соколовского.

В 1899 г. население деревни (5 мужчин и 6 женщин) проживало в 3 избах и насчитывало 3 надельных семьи, 1 безнадельную. Земля при деревне (24,5 дес., в том числе пашни - 7,5, леса не было) делилась на 10 долей. Жители имели 1 лошадь и 2 коровы. В одной семье не было ни лошадей, ни коров. Единственный промысел, отмеченный в деревне - столярный (в 2 семьях).

Перед Первой мировой войной тут стали возникать дачные поселки (все они входили в Павловскую волость). Так, д.Аксеновка в 1913 г. насчитывала лишь 4 крестьянских двора, но здесь же были 4 дачные усадьбы: Гуслистовой, Тринковского (Трынковского), Щербакова и Голубицкой. Кроме того, в 1913 г. существовала особая дачная местность Турсуново-Аксеново (в 4 верстах от платформы Гучково). Здесь были имения Лашковой, Гуслистовой, Тринковского и Швецова. В 1815 г. при Аксеновке выделялись жилые строения купца Степана Адамовича Трынковского стоимостью 2733 руб. и московского мещанина Василия Тарасовича Бельского (2400 руб).

Многие владельцы имели дачи сразу в двух местностях. Вероятно, часть домов строилась под сдачу внаем. Создание Дедовской фабрики несколько нарушило мирную дачную идиллию, многие дачи вошли в растущий фабричный поселок. В 1931 г. Аксеновка вошла в состав Дедовска.

Обручаиха и Загарьево

Изчезнувшая д. Обручаиха (Обручевка) находилась в 500 м севернее станции Гучково (Дедовск), при пересечении Волоколамского ш. и дороги Дедовск - Козино. Теперь на месте деревни Волоколамское шоссе пересекается улицей Гурьянова.

gur_small.jpgДеревня Загарьево (Загорьево), связанная с Обручевкой общими владельцами, изчезла еще раньше. Согласно карте 1800 г., эта деревня находилась там, где позже, перед вхождением в состав Дедовска, располагалась Обручевка. А та лежала тогда, в свою очередь, севернее д.Загорьево на 1,2 км, по дороге на Козино. Большая Волоколамская дорога проходила тогда в полукилометре южнее Загорьева - примерно по трассе будущей железной дороги.

Существует легенда, будто в первой половине XIX века некий князь Вадбольский выиграл в Волоколамске в карты и вывез на территории современного Дедовска семьи крестьян Стариковых и Никитиных, основав д.Обручайку.

На самом деле первое упоминание о вышеуказанных селениях-соседях относится к 1704 г. Тогда еще у них были разные владельцы: за стольниками Борисом Ивановичем и за Ильей Ивановичем Нероновыми числилось с-цо Обручаиха, в нем имелся двор помещиков, в котором жил приказчик Дмитрий Андреевич Маслов; за стольниками князем Богданом Ивановичем и за князем Василием Ивановичем Гагариными значилось с-цо Загорьево, в нем двор помещиков, в котором жили деловые люди (6 человек). Оба сельца входили в Горетов стан Московского уезда. Позже Обручаиха и Загарьево стали принадлежать одним владельцам - князьям Гагариным.

В 1710 г. с-цо Обручаиха принадлежало князю, бригадиру Богдану Ивановичу Гагарину (1673-1722). Население сельца состояло только из дворовых (2 семьи) и деловых людей (2 семьи), крестьян не было. В 1720-е гг. с-цом Обручаиха и с-цом Загарьево владел князь Василий Иванович Гагарин, брат предыдущего, действительный статский советник, губернатор в Новгороде. В 1748 г. сельцами владел сын Василия Ивановича, камергер князь Сергей Васильевич Гагарин. В 1773 г. у него в с-це Обручаиха и д.Загарьево было 13 дворов, проживало 78 человек.

Князь Сергей Васильевич (1713-1782) был действительным тайным советником, шталмейстером и сенатором. Большой любитель и знаток садоводства и сельского хозяйства, он состоял в Вольном Экономическом обществе.

В 1800 г. с-цо Обручаиха (10 дворов, 54 человека) и д.Загорье (6 дворов, 47 человек) числились в Рузском уезде и во владении покойного князя Сергея Сергеевича Гагарина (1745-1798), действительного тайного советника, гофмейстер, а также вдовы его княгини Варвары Николаевны с детьми.

Позже д.Загорье не упоминается. В 1816 г. с-цы Детково и Обручаиха принадлежали действительному камергеру, князю Николаю Сергеевичу Гагарину. Обручаиха досталась ему в 1813 г. по разделу с братом Сергеем Сергеевич (1795-1852). В 1816 г. сельцо насчитывало 10 дворовых и 44 крестьянина.

Князь Николай Сергеевич Гагарин в 1819 г. продал Обручаиху А.И.Равинской, которая упоминается как владелица сельца и в 1852 г. В 1834 г. сельцо насчитывало 8 дворовых и 92 крестьянина.

В 1859 г. Обручайка (Загорьево) - деревня Никольской волости Звенигородского уезда ''при колодце'', 9 дворов, 38 мужчин, 33 женщины. Из двойного названия видно, куда ''подевалось'' Загорьево. На карте 1853 г. деревня показана очень небольшой и расположенной на месте бывшего с-ца Загорьева, причем только с северной стороны Волоколамского тракта, в это время уже совпадавшего с нынешним шоссе. А на том месте, где Обручаиха была прежде, жилье не показано. В начале XX века там находились дачи, а ныне это - северо-восточная окраина города.

В 1864 г. при с-це Обручаиха было имение Марии Александровны Судинцыной (Судницкой?), жены титулярного советника (помещичий участок - 210 дес., крестьянский надел - 90 дес.). Крестьяне образовывали Обручаевское сельское общество Никольской волости Звенигородского уезда. В 1874 г. при Обручаихе было имение жены поручика Марьи Федоровны Кругликовой (201 дес.), а в 1880 г. - почетной гражданки Марьи Григорьевны Васильевой (также 201 дес.).

В 1883 г. при деревне было имение М.С.Прокофьева, перед этим принадлежавшее А.Н.Цендцевицыну. При Прокофьеве в имении было 208 десятин (под пашню - 26), 3 рабочих лошади, 21 шт. крупного рогатого скота, 2 теленка. Земля обрабатывалась плугом. Засевалась рожь - 8 десятин, овес - 8, горох - 1 и картофель - 1 десятина. В 1890 г. имением также владел Прокофьев. В 1900 г. имение (201 дес.) принадлежало Борису Федоровичу Кабанову и Марии Наркиссовне Катынской.

В 1905 г. при д.Аксеновке и Обручаевке было имение Марии Федоровны Лашковой, жены техника (64 дес.). За неуплату банковских взносов оно назначилось к продаже ''с молотка''. Однако ей, видимо, удалось найти выход из трудного положения, так как фамилию ''Лашкова'' мы находим среди дачевладельцев этих мест 1913 года.

В 1899 г. население Обручаихи (15 мужчин, 14 женщин) проживало в 6 избах и насчитывало 7 надельных семей. Земля (92,5 дес., в том числе пашни - 56,5, леса - 13) была разделена на 18 долей. Жители имели 5 лошадей и 4 головы крупного рогатого скота (у одной семьи не было ни того, ни другого). Работали столяры (главный промысел), обувщики.

В д.Обручаихе в 1913 г. уже имелось 11 крестьянских дворов, но, кроме того, здесь были усадьбы Котвенской и Ленивова. Сельцо Елизаветово-Дедово (не путать ни с Дедковом, ни с Дедовом-Талызиным) находилось всего в полуверстве от платформы. Здесь были имения Ленивова и Славнина (Славина?). Дом последнего сохранился, его некоторое время занимало отделение МВД. В 1915 г. при Обручаихе значилась усадьба купца Владимира Сергеевича Ленивова (44 дес.), его жилые строения оценивались в 4233 руб.

Была уже и особая дачная местность Обручаиха. Однако согласно расстояниям, приведенным в справочнике ''Население местности Московской губернии'' (1913 г.), она располагалась между Павловской Слободой и Опалихой, ближе к последнему селению (вероятно, около Никольского-Урюпина).

В 1924 г. жители Обручаихи - 80 мужчин и 93 женщины - проживали в 39 хозяйствах, имели 100 десятин земли, в том числе 56,5 пашни (т.е. земли было мало), 16 лошадей и 39 коров. В 11 хозяйствах работали столяры, в двух - сапожники. Были 2 лавки торгующие бакалеей и табаком и одна лоскутная лавка. В 1931 г. Обручаиха вошла в состав Дедовского поселка.

В статье использованы материалы издания "Истринская Земля" - М.:Энциклопедия сел и деревень Подмосковья, 2004.